Online-uroki.ru

Онлайн уроки и курсы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кадабра школа программирования адрес

Как Дарья Абрамова сделала «Кодабру» — главную детскую школу программирования

Жизнь после гранта Google

Дарья Абрамова росла в закрытом военном городке Ногинск-9, где из развлечений были только Дом культуры Российской армии, главная площадь с памятником Ленину и магазин «Пятёрочка». Унылый пейзаж её не устраивал, после девятого класса девушка уехала в Москву учиться и скоро стала работать в сфере IT. В 2014 году вместе с коллегой она начала учить детей в соседней с офисом школе программированию. «Секрет» узнал, как эта затея превратилась в самую большую школу программирования для детей в России с выручкой 34 млн рублей в год.

Какая-то абракадабра

Абрамова мечтала поскорее окончить школу, и после девятого класса поступила в московский колледж IT-технологий, а потом выучилась на инженера-программиста в Московском технологическом университете. В 23 года Абрамова устроилась секретарём в отделение компании Softline и за несколько лет выросла до менеджера по продажам облачных решений. В начале 2014 года она познакомилась с коллегой-программистом Дмитрием Лоханским. Он рассказал о языках программирования Blockly и Scratch, позволяющих быстро создавать компьютерные игры, и вместе они загорелись идеей обучать детей программированию.

«Кодабра» начиналась как хобби и безымянный некоммерческий проект. С работы ни Абрамова, ни Лоханский увольняться не собирались, поэтому договорились о первых занятиях в школе у офиса и бегали в компьютерный класс в обеденный перерыв. Пропускать обед было не жалко — и девочки, и мальчики из начальных классов были в восторге от возможности мастерить компьютерные игры. Скоро Абрамова и Лоханский решили, что пора делать масштабное волонтёрское движение — приобщать к делу айтишников по всей России, чтобы они учили детей программированию в школах и детских домах. В середине 2014 года для привлечения волонтёров из регионов Лоханский завёл блог на сайте «Хабрахабр». Сразу откликнулись около 200 человек, активно помогать начали 40 из них. Тогда партнёры поняли, что пора придумывать проекту название, писать учебные программы и искать деньги на развитие.

«Он ходил и перебирал: «код, код добра, кодабра. О, кодабра!» — вспоминает Абрамова, как Лоханский сочинял подходящее слово. — «Кодабра» похоже на заклинание «абракадабра»». Она разработала учебные программы, здесь помог небольшой опыт преподавания и интуиция. Например, она учла, что у детей очень короткий фокус внимания — каждые 10 минут нужно обязательно их удивлять чем-то новым. В конце занятия дети обязательно хотят видеть результат — готовую игру, пусть несложную, но свою.

«Преподаватели говорили мне: «Дарья, вы такой классный педагог! В наше время педагогическое образование было другое, поэтому мы так не можем», — рассказывает Абрамова. — А я никакого педагогического образования не получала. После такой обратной связи стало понятно, что с моей программой можно работать».

В основе программы лежал визуальный язык программирования Scratch, разработанный Массачусетским технологическим институтом для обучения программированию дошкольников и детей постарше. Он позволяет ребёнку рисовать мультфильмы и программировать игры без долгих объяснений. Ребёнок слушает короткую лекцию и с помощью блоков программы, на которых написаны слова на русском языке, начинает конструировать то, что задумал. Задача педагога — помочь воплотить идею и подсказать, как это сделать лучше.

Волшебный грант

Сначала Абрамова и Лоханский хотели уволиться со своих работ и развивать образовательный проект внутри одной из российских IT-компаний. Казалось, что мастодонтам будет легко объяснить, что растить айтишников в середине 2010-х годов нужно со школы. Но убедить «Яндекс» и Mail.Ru Group в 2014 году, что им это действительно нужно, не получилось. Тогда партнёры начали подавать заявки на разные гранты, чтобы хотя бы закупить ноутбуки.

В конце 2014 года они выиграли конкурс Google Rise на грант в $30 000. Абрамова называет это везением, но на самом деле пришлось постараться: снять на видео занятия, подробно расписать программу обучения, планы на год и расходы, пройти собеседования по Skype с представителями компании. «Мы получили не только деньги, но и понимание, что мы на правильном пути и нужно продолжать движение. Честно говоря, к тому моменту мы задолбались и нам это было очень нужно», — признаётся Абрамова. На собеседовании людей из Google интересовало, как «Кодабра» собирается развиваться через год уже без гранта, и тогда партнёрам, наконец, пришла идея сделать часть своих курсов платными.

В начале 2015 года Лоханский уговорил Абрамову уйти с работы в Softline, чтобы вплотную заниматься «Кодаброй»: реализовывать грант, координировать волонтёров и придумывать, как жить дальше. Решение далось ей нелегко — она не любила работу продажника, но зарабатывала в несколько раз больше Лоханского. И всё же бросила работу и погрузилась в «Кодабру»: организовывала бесплатные занятия в детских домах, школах с инклюзивными классами и пансионах для девочек, активно вела сообщество в Facebook, искала и обучала новых волонтёров.

Одновременно она начала участвовать в акселераторе социальных проектов НИУ ВШЭ: «Я сидела и глазами хлопала. В акселераторе оказались детские проекты с выручкой и даже какой-то прибылью, мне это казалось заоблачным. Я просто начала у них всё спрашивать: как вы делаете рекламу, ищете площадки, договариваетесь, где вообще публикуете информацию, есть у вас сайт и т. д.».

Всё против

Первым платным мероприятием стал трёхчасовой воркшоп для детей и родителей в марте 2015 года. К тому моменту «Кодабра» сотрудничала с несколькими волонтёрами, в том числе психологами. Психологи одобрили идею организовать совместный воркшоп, на котором дети должны руководить родителями и выступать главными создателями игры, а родители — им ассистировать. «Мы арендовали помещение в Московском музее современного искусства, написали небольшой пост в Facebook о том, как всё будет проходить, и за два-три дня продали все 35 билетов, которые стоили по 2600 рублей для семьи», — рассказывает Абрамова.

Знакомый пообещал предоставить для воркшопа ноутбуки из своего офиса, но отказался всего за два дня до мероприятия. Аренда ноутбуков снизила бы предполагаемую прибыль в 20 000 рублей до нуля, кроме того, у «Кодабры» ещё не было счёта в банке и заключать договор на аренду большого количества техники было невозможно. Ситуацию спасли друзья, которые откликнулись на просьбу в Facebook одолжить на день компьютер. В субботу Абрамова с Лоханским собирали ноутбуки по знакомым: кто-то дал старый, кто-то — нетбук с маленьким экраном. В ночь с субботы на воскресенье приводили устройства в порядок, устанавливали операционную систему. Но одного ноутбука всё равно не хватило, и пришлось обзванивать клиентов, спрашивать, кто согласен прийти со своим за скидку. На самом воркшопе произошёл сбой с интернетом, но в итоге и дети, и родители остались довольны.

Читать еще:  Кружок программирования итмо

«Для некоторых родителей стало открытием, что дети не тупо играют в игры, а что-то понимают, развивают логику. На воркшопе они программировали и рассуждали, как должны распределяться баллы, что нужно сделать, чтобы выиграть, и даже пытались хитрить: делали в коде лазейку, чтобы им засчитывалось больше очков, чем родителям», — вспоминает Абрамова. После мероприятия к ней подошла рыдающая мама и рассказала, что её ребёнок с аутизмом, который вообще с людьми не разговаривал, на воркшопе раскрылся, сделал для неё игру и рассказал правила. После этой истории «Кодабра» начала разрабатывать специальные программы для детей с расстройствами аутического спектра.

ООО «КОДАБРА»

О компании:
ООО «КОДАБРА» ИНН 7725494952, ОГРН 1187746636098 зарегистрировано 03.07.2018 в регионе Москва по адресу: 119072, г Москва, набережная Болотная, дом 7 СТРОЕНИЕ 3, ПОМ/ЭТ/КОМ 1/2/5. Статус: Действующее. Размер Уставного Капитала 16 000,00 руб. читать далее.

Руководителем организации является: Генеральный Директор — Абрамова Дарья Александровна, ИНН 503117446075. У организации 2 Учредителя. Основным направлением деятельности является «деятельность консультативная и работы в области компьютерных технологий». На 01.01.2019 в ООО «КОДАБРА» числится 16 сотрудников.

В Реестре недобросовестных поставщиков: не числится. За 2018 год доход организации составил: 12 703 000,00 руб., расход 49 914 000,00 руб. У ООО «КОДАБРА» зарегистрировано судебных процессов: 3 (в качестве «Ответчика»), 0 (в качестве «Истца»), Официальный сайт ООО «КОДАБРА» – не указан. E-mail ООО «КОДАБРА» — добавить данные. Контакты (телефон) ООО «КОДАБРА» — +7(9. .

Дополнительные ОКВЭД

Цель обработки персональных данных:

— на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством: 277 214,74 руб.

— на обязательное пенсионное страхование, зачисляемые в Пенсионный фонд Российской Федерации: 1 509 990,68 руб.

— на обязательное медицинское страхование работающего населения, зачисляемые в бюджет Федерального фонда обязательного медицинского страхования: 360 165,09 руб.

Организация не предоставила данные.

ООО «КОДАБРА» ИНН 7725494952
(аффилированность ? )

Описание деятельности компании:

ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «КОДАБРА», краткое наименование: ООО «КОДАБРА». Действует с 03.07.2018, присвоены: ИНН 7725494952, КПП 770601001, ОГРН 1187746636098, ОКПО 31383207, основной ОКВЭД — «деятельность консультативная и работы в области компьютерных технологий». Работает по 10 направлениям. Имеет 0 лицензий. Организация насчитывает 0 филиалов. Учреждённых компаний: 0, Представительств: 0, Управляемых: 0. Всего связанных с ООО «КОДАБРА» 0 компаний. Состоит в реестре Малого среднего бизнеса как Малое предприятие. История компании представлена на странице Лента изменений. Отзывов по компании — нет. Финансовая отчетность ООО «КОДАБРА» — есть.

Похожие компании в регионе (конкуренты):

Информация

Высшим должностным лицам субъектов РФ:
— определить в границах соответствующего субъекта территории, на которых предусматривается реализация комплекса ограничительных и иных мероприятий, направленных на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в том числе в условиях введения режима повышенной готовности, чрезвычайной ситуации;
— приостановить (ограничить) деятельность находящихся на соответствующей территории отдельных организаций независимо от организационно-правовой формы и формы собственности, а также индивидуальных предпринимателей;
— установить особый порядок передвижения на соответствующей территории лиц и транспортных средств, за исключением транспортных средств, осуществляющих межрегиональные перевозки.

Настоящий указ не распространяется на следующие организации (работодателей и их работников):
— непрерывно действующие организации;
— медицинские и аптечные организации;
— организации, обеспечивающие население продуктами питания и товарами первой необходимости;
— организации, выполняющие неотложные работы в условиях чрезвычайной ситуации и (или) при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих, в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь, здоровье или нормальные жизненные условия населения;
— организации, осуществляющие неотложные ремонтные и погрузочно-разгрузочные работы;
— организации, предоставляющие финансовые услуги в части неотложных функций (в первую очередь услуги по расчетам и платежам);
— иные организации, определенные решениями высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ.

Указ может распространяться на системообразующие, а также научные и образовательные организации по согласованию с Правительством РФ.

Федеральным государственным органам, органам управления государственными внебюджетными фондами, государственным органам субъектов РФ и органам местного самоуправления, организациям, осуществляющим производство и выпуск средств массовой информации, определить численность служащих и работников, обеспечивающих с 4 по 30 апреля 2020 г. включительно функционирование этих органов и организаций.

Настоящий указ вступает в силу со дня его официального опубликования.

Дарья Абрамова: «Главное – начать!»

Три года тому назад два сотрудника IT-компании Дарья Абрамова и Дмитрий Лоханский организовали волонтерский проект. Идея была проста: бесплатно учить детей основам программирования в школах, где есть компьютерные классы. Зарплату преподавателям, по замыслу авторов проекта, должны были платить крупные IT-компании, заинтересованные в повышении компьютерной грамотности и будущих талантливых сотрудниках. Но схема не сработала – IT-гиганты не заинтересовались. Именно тогда Дмитрий и Дарья решили превратить некоммерческий проект в бизнес и создали компанию Кодабра. За два года в школе программирования Кодабры прошли обучение более 23 тысяч детей, проект вышел на операционную прибыль в полтора миллиона рублей в месяц. В Кодабре учат придумывать и программировать компьютерные игры, создавать сайты, монтировать видео и осваивать другие навыки цифровой эпохи.

Соосновательница Кодабры Дарья Абрамова рассказала порталу «Новый бизнес: социальное предпринимательство» о своем опыте монетизации изначально некоммерческого проекта: как преодолеть психологический порог и начать брать деньги за то, что раньше делали бесплатно, как работать на рынке, которого раньше не существовало, и полезны ли начинающему предпринимателю бизнес-акселераторы.

Читать еще:  Открытая московская олимпиада по программированию

Вы начинали как некоммерческий проект в надежде на поддержку крупных компаний, но этого не произошло.

Да, мы подавали на гранты, и заниматься коммерческими курсами нам сначала не хотелось.

Почему?

Мы считали, что это будет довольно сложно. Спонсоров привлечь не удалось, а проект тем не менее развивался, волонтеров становилось все больше, и мы поняли, что надо как-то самим зарабатывать деньги, без привязки к чужому бренду. В начале 2016 года мы все же получили грант от компании Google и на собственном опыте убедились, что для обслуживания гранта усилий нужно никак не меньше, чем при самостоятельной деятельности. Но грант закончится, и денег опять не будет.

О том, что мы можем сами зарабатывать, нам подсказали люди. Мы очень много участвовали в различных благотворительных и некоммерческих мероприятиях – брали с собой пару-тройку ноутбуков и проводили занятия для детей. Нам все время говорили: «Вы можете брать за это деньги». Тогда я ушла с работы и стала проводить платные мастер-классы. Мой бизнес-партнер Дмитрий Лоханский остался работать наемным сотрудником и делился со мной своей зарплатой. Сначала мы делали все очень осторожно: изучали спрос, ставили разные цены. Ведь рынка подобных услуг в России тогда практически не было, поэтом мы ориентировались на детские проекты в других сферах – в основном связанные с популярной наукой. Делали все, как они: снимали помещения, давали рекламу. И это стало работать – к нам пошли люди.

Сколько времени прошло между решением сделать коммерческий проект и выходом на его полную окупаемость?

Первые платные мероприятия мы начали проводить в феврале 2015 года, а на постоянные зарплаты сотрудникам вышли к октябрю.

И тогда вы осознали себя предпринимателем?

Я в этом сомневаюсь до сих пор! Тогда – тем более. Первый год в бизнесе выдался сумбурным, мы наделали массу ошибок. Пожалуй, только в 2017 году появилось ощущение, что у меня есть свое дело, которое приносит доход, есть цели, есть большая команда.

Роль социального предпринимателя и руководителя коллектива потребовала каких-то изменений в себе?

Это постоянный стресс. Когда ты предоставляешь услугу бесплатно, если что-то идет не так, всегда можно, грубо говоря, сказать: «Скажите спасибо, что вообще делаем!» А когда берешь деньги и немалые, нужно все время быть в тонусе: поддерживать качество, постоянно обучать сотрудников, разрабатывать новые продукты. На тот момент у меня совершенно отсутствовал управленческий опыт. Кроме того, приходится думать о том, хватит ли людям на зарплату, есть ли деньги на развитие, оплачены ли все обязательные платежи, – все требует постоянных усилий, организованности. И всегда приходится делать выбор в пользу работы в ущерб личным делам. Это совершенно другой образ жизни по сравнению с обычной работой.

Когда начинаешь проект с нуля, причем совершенно новый для рынка, каковы первые признаки того, что идея заработает, что проект готов к монетизации?

Для нас главным показателем и толчком стала обратная связь от людей, когда нам стали говорить: «Ну, вперед! Вы можете брать за это деньги». И говорили это не два человека, а многие. Конечно, во всех бизнес-инкубаторах вам скажут: «Сделайте бизнес-план». На старте это полезно сделать, но если за основу взяты не реальные отклики клиентов, а какие-то предположения, то это просто бумажка, которая в дальнейшем будет много раз меняться. Главное – побольше общаться с целевой аудиторией. Даже если что-то делаете бесплатно, обязательно собирайте обратную связь, расспрашивайте: что понравилось, в каком виде это могли бы купить. Это и подскажет вам, сможете ли вы продавать ваш продукт в том же виде или его придется переработать. Если то, что вы делаете, собирает свою аудиторию, значит, это точно можно перевести в бизнес, за который кто-то будет платить.

Я знаю, что вы участвовали в бизнес-акселераторе Высшей школы экономики. Что он вам дал?

В акселераторе, где я участвовала, были авторы еще трех-четырех уже работающих детских проектов. У нас тогда еще ничего не было, а у них уже были продукты, которые они продавали. Мы с ними виделись три раза в неделю. Я очень многому у них научились: как проводить мероприятия, бронировать помещения, находить партнеров, давать рекламу, каким образом вести бухгалтерию и решать юридические вопросы. С кем-то мы начали потом сотрудничать как бизнес-партнеры. Разумеется, сама структура бизнес-акселератора очень полезна: когда каждую неделю ты ставишь себе KPI (Key Perfomance Indicator – ключевой показатель эффективности. – Прим. ред.) – конкретную задачу, следишь за ее выполнением.

Вы сказали, что вышли на фактически пустой рынок – не было таких предложений, как ваши. Это преимущество?

Рынка действительно не было. И конкуренции не было. Это хорошо. Минус в том, что не было и явного запроса от родителей – на программирование для детей и тем более на создание игр. Поэтому мы долго думали: в каком формате выходить? Будет ли это интересно? За какую цену купят? Потому что примеров не было! Я думаю, это проблема многих социальных проектов, которые первыми выходят на рынок. Поскольку аналогичных услуг на рынке нет, у людей возникают сомнения: получится ли, будут ли покупать? У нас была такая же история. Но у нас была уверенность, что продукт нужен, что он точно будет полезен. И мы понимали, что часть родителей созрела для такого образования. Но сколько их? Мы не знали. С другой стороны, есть преимущество быть первыми на рынке. Мы установили уровень цен, длительность курсов, и конкуренты, которые появились потом, стали нас копировать.

Считается, что первопроходцы рынка снимают и все финансовые «сливки».

С точки зрения денег я бы не сказала. Мы, например, весь пятнадцатый год ломали голову над продуктом – думали, что это может быть. При этом у нашего учебного продукта есть сезонность, а что делать летом? Тогда я придумала летний городской «цифровой» лагерь. Когда конкуренты через год запустились, они уже понимали, какие услуги продаются, и про лагерь они уже знали. Пришли на раскрученный нами рынок, поэтому у них на запуск проекта ушло намного меньше времени. На самом деле, начинать можно с любого момента. Главное – начать!

Читать еще:  Школа программирования для детей

Какова сегодня средняя стоимость ваших курсов?

Курсы программирования игр в Москве, рассчитанные на три месяца по три часа в неделю, стоят 24 тысячи рублей.

Вы работаете и в других регионах?

Да. Например, в Санкт-Петербурге. Сейчас запускаются несколько курсов по франшизе в других городах России.

Вы упомянули, что летом дети разъезжаются и спрос падает. Есть еще какие-то специфические трудности, связанные с обучением детей?

Конечно. Некоторые виды наших учебных услуг требуют получения образовательной лицензии – мы сейчас как раз собираем документы. Работа с детьми связана с дополнительными административными требованиями, например у преподавателей обязательно должны быть медицинские книжки. И, конечно, сезонность. Рабочий год получается короткий – уже в феврале ты должен думать о том, на что будешь жить летом.

Сколько у вас сегодня сотрудников?

Ваши планы на будущее?

Мы поставили себе стратегическую задачу – выйти на зарубежные рынки, туда, где также есть деньги и есть родители, заинтересованные в образовании детей.

За рубежом у вас уже есть конкуренты?

Конечно. Я бы так сказала: они не редки. В США очень много подобных курсов для детей, в Европе, в Австралии. И это хорошо – легче будет осваивать такие рынки.

Ваши основные ошибки и самые успешные решения?

Основные ошибки случались на начальных этапах, когда я не понимала, как правильно выстроить работу в компании. Приходилось импровизировать на ходу – придумывать инструменты для работы с сотрудниками, способы контроля, мотивации. Я привыкла все делать сама, поэтому была занята все 24 часа в сутки, а на сотрудников времени не оставалось. И это была ошибка. Надо было больше заниматься сотрудниками, а не исполнительской работой. Из-за этого запуск новых курсов и проектов постоянно откладывался. Поэтому если говорить про самые верные шаги, то очень правильным решением было взять человека, которому я делегировала операционный менеджмент. Многое упростилось, когда мы взяли менеджера, который стал контролировать сроки и сотрудников. Что удивительно, я сама стала работать более системно и структурированно.

Второе, что мне помогло, – я никогда не боялась обращаться за помощью к разным людям. И это большой плюс, потому что у компаний малого бизнеса своих ресурсов всегда недостаточно. Помню, мы заказали разработку сайта, но что-то пошло не так. Я не понимала, почему разработчик делает сайт, а он мне не нравится. Не могла объяснить, потому что я не специалист в данной области. И тогда я обратилась к своему знакомому, который уже вел к этому моменту несколько крупных детских проектов. В итоге мы сделали действительно крутой сайт. В разное время на добровольных началах на помощь Кодабре приходили эксперты и специалисты из разных сфер: разработчики, дизайнеры. Во многом благодаря им проект состоялся и стал успешным.

9 лучших школ программирования в Москве

© В коллаже использовано фото Julio Marquez с flickr

Считай, готовая крутая профессия будет у ребенка!

Школа IT-профессий Codemika

Главное отличие Кодемики от других школ в том, что здесь понимают: программирование — это в первую очередь творческая профессия, требующая системного и часто нестандартного подхода. Научить писать код могут любые курсы по программированию, но этого не хватит для реальной работы.

В Кодемике детям, студентам и даже взрослым дают углубленную программу, направленную на главное: решение задачи. Здесь вы:

  • научитесь логическому и алгоритмическому мышлению;
  • научитесь находить нестандартные решения;
  • научитесь добывать информацию;
  • научитесь необходимым алгоритмам;
  • расширите свой кругозор и познакомитесь с самыми передовыми технологиями;
  • и, конечно, получите инструмент — язык программирования.

В Кодемике преподают не далекие от практики методисты, а сотрудники крупнейших IT-компаний — «Яндекса», «Сбербанка», «Тинькофф». При этом преподаватели школы не просто профессионалы, они еще и талантливые учителя, которые любят своих учеников и свое дело, прививая такую же любовь к творчеству и своим ученикам.

Проспект Мира 150, оф. 443

Для школьников 7-11 классов, студентов и взрослых

От 3200 рублей в месяц

Детская компьютерная академия «Шаг»

Если ребенок не может жить без компьютерных игр и целыми днями сидит в интернете, не стоит его ругать, лучше направьте интерес в правильное русло!

Для детей 7-14 лет здесь открыли Малую Компьютерную Академию, где школьники получат основные теоретические и практические навыки программирования. Обучение здесь базируется на трех обязательных составляющих эффективного образования:

Актуальная программа — ребенок приобретет необходимые знания и умения, которыми в будущем сделают его успешным.

Команда профессионалов — преподаватели вдохновят, привьют интерес к учебе, к созданию собственных проектов, научат работать самостоятельно и в команде.

Дружеская атмосфера — тандем преподавателя и ученика. Все участники процесса работают на равных, в комфортных лабораториях с передовым оборудованием.

В Малой Компьютерной Академии считают, что компьютер — не только игровой гаджет, но и инструмент для самовыражения и развития. Ребенок здесь знакомится с компьютерными технологиями, интернетом, безопасностью в сети, создает собственные игры и роботов LEGO. С нуля создает технические проекты и разрабатывает профессиональные игровые приложения, веб-сайты и принимает уникальные технические решения.

Еще один принцип обучения здесь — максимум практики. Каждый теоретический блок закрепляется многочисленными практическими заданиями. В Академии нет лекций, конспектов, зубрежки. Через геймификацию ребенок не только учится и создает проекты, но и зарабатывает собственную «академическую» валюту. Родитель в любое время сможет заглянуть в электронную систему MyStat и поинтересоваться программой и успехами своего ребенка.

За время обучения в Академии ребенок сможет определиться с тем, нравится ли ему та или иная область IT-индустрии, чтобы в дальнейшем более глубоко и детально изучать ее.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector